Фирменные норковые шубы из Канады и Европы по самым низким ценам в Москве.

Полушубок-пиджак норковый (автоледи) из скандинавской норки, цвет черный.Шуба норковая из шкурок норки цвета Blue IrisШуба из цельных шкурок норки с принтом под леопарда.

Покупка изделий напрямую в Канаде и странах Европы без посредников, позволяет нам предложить Вам изделия из легендарной североамериканской или скандинавской норки высшего качества по низкой цене. 90% изделий произведено из меха всемирно известной датской фирмы SAGA FURS.
Каталог шуб на сайте - Норковая.РФ

Фуро, фретка, или домашний хорёк

вкл. .

Фуро (Mustela putorius furo) В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов. Фуро (Mustela putorius furo) по современным воззрениям всех естествоиспытателей, представляет разновидность обыкновенного хорька, изменившуюся вследствие неволи и приручения. В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов.

Фуро знают уже с древнейших времен, но лишь в прирученном состоянии. Аристотель упоминает о нем под именем «иктис», а Плиний — под именем «виверра». На Балеарских островах кролики однажды размножились до такой степени, что за помощью обратились к императору Августу. Он послал нескольких виверр, охотничьи подвиги которых были уже известны. Виверры эти пускались в норы к кроликам, выгоняли их оттуда наружу, где кроликов ловили в сети. Страбон повествует об этом случае еще обстоятельнее. «Из всех вредных животных, — рассказывает он, — в Испании водились только кролики, поедавшие коренья, зелень и семена. Эти животные до того размножились, что пришлось обратиться за помощью в Фуро (Mustela putorius furo) В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов. Рим. Тогда, чтобы справиться с кроликами, стали изыскивать различные средства; однако самым лучшим оказалось пускать в их норы «африканских кошек» (под этим именем все древние естествоиспытатели разумеют куниц), которые с завязанными глазами выгоняли кроликов из их логовищ». Во времена арабов африканский хорек назывался уже «фуро», и, как свидетельствует Альберт Великий, в Испании его приручали и употребляли для тех же целей, что и ныне. Именно фуро (а не горностай) был увековечен Леонардо да Винчи в знаменитой картине «Дама с горностаем».

 

Для животного «хорек» во многих европейских языках существует не одно, как в русском, а два слова. Например, в английском языке это polecat и ferret. Словом polecat называют диких хорьков, а ferret - одомашненных. В русском языке слова фретка, фредка, ферретка произошли от польского fretka, так как хорьководство в СССР началось именно с поставок клеточных хорей из Польши. В Польше гибрид между хорьком дикого типа и хорьком-альбиносом называют тхорзофретка. Таким образом, «фретка» и «домашний хорек» - синонимы.

В 1970-х годах ученые (в их числе Д. Терновский) доказали, что фуро — это альбиносная форма чёрного хорька (Mustela putorius furo). Например, у них одинаковое диплоидное число хромосом (40), а изученный и впервые описанный кариотип светлого хорька имеет 38. Новейшая методика исследования тонкого строения хромосом убедительно подтвердила морфологическую идентичность кариотипов фуро и черного хорька, их отличие от светлого. Биологическая близость фуро с черным хорьком подтверждается также одинаковым сроком беременности (40…42 дн.), который у светлого короче (37…38 дн.).

Фуро (Mustela putorius furo) В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов. Фуро очень похож на обыкновенного хорька и видом, и величиной. Правда, он несколько меньше и слабее обыкновенного хорька, но то же самое наблюдается и у многих других животных, проживающих в неволе. Длина его тела достигает 45, а хвоста 13 см. В Европе привыкли видеть хорька — альбиноса, то есть с беловатой или светло-желтой, а снизу несколько темной окраской шерсти и со светло-красными глазами. Лишь у немногих из этих животных шерсть темнее, и тогда они очень бывают похожи на обыкновенных хорьков. Некоторые естествоиспытатели утверждали, будто фуро — африканец по происхождению и будто по Европе он распространился из Африки, но подтвердить это мнение каким-либо наблюдением они не смогли. Таким образом, фуро встречается лишь в неволе и содержится нами единственно для охоты за кроликами; только англичане употребляют его для охоты за крысами, и те африканские хорьки, которых называют крысодавами, ценятся там дороже, чем те, которые могут быть употреблены для охоты за кроликами. Животных содержат в ящиках и в клетках, часто дают им свежего сена и соломы и предохраняют зимой от холода. Обыкновенно их кормят булкой или молоком, но они бывают значительно здоровее, если им дается не очень жесткое мясо недавно убитых животных. По наблюдениям Ленца, их можно дешево прокормить лягушками, ящерицами и змеями, так как эти зверьки весьма охотно поедают всех пресмыкающихся и земноводных.

Фуро (Mustela putorius furo) В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов. По своему нраву фуро схож с обыкновенным хорьком, которому, однако, уступает в проворстве; по кровожадности же и по склонности к хищничеству он не остается позади своего дикого брата. Даже будучи достаточно сыт, он как бешеный набрасывается на кроликов, голубей и кур, схватывает их за затылок и не отпускает до тех пор, пока жертва не перестанет шевелиться. Вытекающую из ран кровь лижет он с невыразимой жадностью, а головной мозг представляет для него, повидимому, лакомое яство. На змей и других пресмыкающихся он нападает осторожнее, чем на других животных, и, очевидно, понимает опасность борьбы с гадюкой. По Ленцу, на ужей и медяниц он нападает с большой охотой, даже если раньше никогда не видел этих животных; несмотря на их усиленное сопротивление, он схватывает их, перегрызает хребет и съедает затем по хорошему куску мяса. Но к гадюке хорек приближается в высшей степени осторожно, причем пытается запустить свои зубы в середину тела этой сердитой змеи. Если же хорек был однажды укушен гадюкой, он, чтобы избежать ее ядовитых зубов, прибегает к всевозможным ухищрениям; несмотря на это, однако, порой он бывает настолько труслив, что совершенно отказывается вступать в борьбу и оставляет поле битвы за гадюкой. Укус гадюки не убивает фуро, но он от него хворает и лишается бодрости.

Понастоящему приручить фуро удается редко; тем не менее известны примеры, когда некоторые из них следовали за своими хозяевами подобно собакам по пятам и их можно было оставлять без надзора на свободе. Большая же часть африканских хорьков, раз ускользнув из своей клетки, умеет пользоваться добытой свободой: убегает в лес и поселяется в норке кролика, которая летом служит им убежищем. Они вскоре совершенно отвыкают от человека, но если не будут пойманы вторично, то погибают. По словам Болле, на Канарских островах хорек часто становится совсем диким.

Фуро (Mustela putorius furo) В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов. Самка после пятинедельной беременности, рожает в начале мая от пяти до восьми детенышей, которые в течение двух-трех недель остаются слепыми. Мать воспитывает их с величайшей заботой, а когда им минет приблизительно два месяца, то их можно уже отнять от матери и вскармливать отдельно. В пищу детенышам, по словам Цейлера, у которого я заимствовал только что сказанное, утром дают белый хлеб с молоком, а вечером сырое мясо и раз или два в неделю по сырому яйцу; можно также ему давать, как и всем куницам, различные плоды, в особенности вишни, сливы и кусочки груш. После окончания спаривания самца следует отделить от самки, иначе он непременно съест только что родившихся детенышей; однако без всякого опасения можно в одном и том же ящике помещать по нескольку, по меньшей мере по две самки с детенышами. Не следует препятствовать своевременному спариванию африканского хорька, иначе и самец, и самка из-за подавления их естественного влечения почти всегда заболевают и могут даже умереть. Если же за зверьком ухаживать тщательно, то он может прожить, оставаясь в добром здравии, от шести до восьми лет.

Но как ни полезен хорек в борьбе с кроликами, однако доставляемая им польза ничтожна в сравнении со стоимостью его содержания. Поскольку охоту за кроликами можно проводить при помощи фуро только с октября по февраль, то в остальное время года приходится кормить его, не получая за это ни малейших услуг с его стороны; к тому же его можно выпускать только против полувзрослых или уже совсем взрослых кроликов, так как если в норке ему попадется молодой кролик, то он тотчас его умерщвляет, съедает, а затем обычно укладывается в его в теплое гнездо, оставаясь в нем сколько ему вздумается и заставляя все это время своего владельца поджидать его снаружи.

Фуро (Mustela putorius furo) В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов. На охоту выходят утром, причем хорьков несут или в мягко устланной корзиночке, или в ящичке, или же при необходимости просто в охотничьей сумке. Затем отыскивают все ходы, ведущие к норке, и перед отверстием в каждой укрепляют тенета, имеющие в длину около одного метра и снабженные большим обручем; потом впускают в главный ход к норке хорька, а само отверстие этого хода тоже заставляют сетями. Кролик, как только увидит проникшего к нему врага, тотчас в испуге выбегает наружу, попадает в сеть и его убивают. Для того чтобы фуро сам не загрызал кроликов в норке, ему или надевают небольшой намордник, или подпиливают зубы, а для того, чтобы следить за его продвижением под землей, ему надевают на шею звонкий колокольчик. В прежние времена в Англии охотники бывали настолько жестоки, что этому бедному помощнику сшивали губы, перед тем как пустить его в норку; по счастью, ныне убедились, что той же самой цели можно достигнуть и посредством намордника. Затем, как только хорек покажется у выхода из норки, его следует тотчас же поймать, иначе, снова вернувшись в норку, он ляжет в ней отдыхать и может заставить прождать своего появления оттуда часто в течение нескольких часов. Весьма важно приучить его появляться на свист и зов. Но если он все-таки не выходит, то для поимки его вновь прибегают к всевозможным хитростям. Так, навязывают на гибкий прут кролика и вдвигают его в норку. Такому вызову, возбуждающему в хорьке присущую ему кровожадность, уже не может противостоять ни один африканский хорек; он крепко вцепляется зубами в кролика, и тогда его вместе с ним вытаскивают наружу. В Англии приучают фуро преследовать крыс и устраивать бои с этими кусающимися грызунами. Однако, если хорьки уже испытают на себе зубы крыс, то сравнительно редкие из них снова отваживаются охотиться за ними. Фуро, приученный только к охоте за кроликами, совершенно непригоден для охоты за крысами, так как убегает от них. Поэтому хорька — крысодава приучают к этой охоте особым способом. Ему предоставляют вначале возможность сражаться лишь с молодыми и слабыми крысами и таким образом исподволь подготавливают его к борьбе и победе. При этом у зверька пробуждается врожденная кровожадность; мужество маленького хищника все растет и растет, и наконец он приобретает такую сноровку в боях с этими грызунами, что совершает истинные чудеса. Обычно старые, опытные крысы, будучи атакованы, забиваются в угол и умеют оттуда как успешно нападать, так и наносить врагу опасные раны; но хорошо выдрессированный африканский хорек не страшится такого опытного противника: он все-таки сумеет улучить подходящее мгновение и схватить коварного врага. Хороший хорек в состоянии на арене в два-три квадратных метра умертвить в течение часа до пятидесяти крыс.

Фуро (Mustela putorius furo) В зоологии и звероводстве фуро называют только хорьков-альбиносов. Фуро можно разводить как в чистоте, так и скрещивая с дикими. С черным хорьком они спариваются свободно, в результате родятся помеси, называемые в Польше «тхожо-фретками» (т.е. «хорефретками»). Такие помеси больше походят на обыкновенного хорька, чем на фуро; от обыкновенного же они отличаются только более светлой окраской морды и горла. Глаза у них совсем черные, и поэтому взор их более выразителен, чем взор фуро. В них сочетаются лучшие качества обоих родителей, они, с одной стороны, значительно легче приручаются, не столь сильно воняют, как обыкновенный хорек, а с другой стороны, они сильнее, смелее и легче переносят холода, чем фуро. Отвага их невероятна, так как они, как бешеные, бросаются на каждого врага, встреченного ими в норе. Но нередко они сердятся на своих хозяев и чувствительно их кусают. Помимо человека у хорька, повидимому, мало врагов. Правда, хорошие охотничьи собаки с яростью набрасываются на него, как только получают такую возможность, и вскоре умерщвляют его, вторым врагом хорька может быть признана разве что лисица.